Диагностика органической эректильной дисфункции на основе комплексного обследования с применением лазерной допплеровской флоуметрии

15.02.2016

Рубин П.М. дисс.канд. Тверь 2008г.

Обзор литературы

В медицинской терминологии эректильная дисфункция (ЭД) означает продолжающуюся более 6 месяцев неспособность достигать и поддерживать эрекцию, достаточную для проведения полноценного полового акта [31, 170].

В последние годы проблеме диагностики и лечения ЭД уделяется большое внимание в связи с её большой распространенностью. По данным зарубежных авторов ЭД встречается у 52% мужчин в возрасте 40–70 лет: 17% из них страдают ЭД легкой степени, 25% – средней степени и 10% ­– тяжелой степени [84, 134]. В исследовании Braun и соавторов частота ЭД увеличивалась на 10% у мужчин в возрасте 40–49 лет, на 16% – в возрасте 50–59 лет, на 34% – в возрасте 60–69 лет и более чем на 50% – в возрасте от 70 до 80 лет [68].

Согласно современным представлениям, по причинам возникновения ЭД выделяют органическую (29%), психогенную (около 40%), смешанную (25%) формы, а также ЭД неясного генеза (6%) [24]. В свою очередь, органическую ЭД разделяют на сосудистую, нейрогенную, анатомическую и эндокринную. Психогенная форма может быть генерализованной и ситуационно зависимой [141].

Ранее полагали, что ЭД в основном обусловлена психогенными факторами, однако, в настоящее время известно, что она чаще имеет органическую основу, особенно у мужчин в возрасте старше 50 лет [116].

За последнее десятилетие достигнуты значительные успехи в диагностике ЭД. Ряд исследователей указывают на необходимость этиологического подхода к лечению данного заболевания. [215]. В то же время показано, что воздействие только на факторы риска не является достаточно эффективным [162].

Диагностика ЭД и степень её выраженности проводится с помощью опросников. Широкое распространение получили «Международный индекс эректильной функции» [183], а также опросник «Мужской копулятивной функции» (МКФ) [29, 30].

На первом этапе диагностики ЭД основной задачей является определение первично психогенных и органических форм нарушений. В ряде случаев тщательно собранный анамнез и физикальное обследование позволяют выделить группу пациентов с органической формой ЭД.

Наиболее важным является вопрос, относящийся к утренним (спонтанным) эрекциям [48]. Ряд авторов считает, что исследование качества спонтанных эрекций является важным этапом в клиникодиагностической программе эректильных расстройств [131, 165]. Сохранность спонтанных эрекций может являться косвенным признаком психогенных расстройств. Впервые ночные спонтанные эрекции были описаны у новорожденных в 1940 году [102], а в 1944 году – у взрослых [171]. В 60-е годы были изучены определенные закономерности функционирования и фазы активности головного мозга во время сна [74, 86]. В этой связи в 1966 году была найдена зависимость между быстрым движением глазных яблок во время сна и ночной тумесценцией [119]. В 1970 году Karacan впервые предложил использование феномена ночной эрекции для диагностики ЭД [117]. Fisher (1975), Karacan (1978) показали, что количество ночных эрекций и общее время сна с эрекцией увеличивается с периода раннего детства до пубертата [87].

Первыми методами регистрации ночных эрекций были тесты с “почтовыми марками” и Снэп-Гэдж, которые давали лишь представление о наличии или отсутствии спонтанных ночных эрекций. По данным некоторых исследований можно сделать вывод, что указанные тесты обладают низкой чувствительностью и специфичностью, а также не дают представления о частоте, качестве и продолжительности пенильной ригидности [24, 57, 108, 80]. В 1985 году Bredley опубликовал результаты использования прибора RigiScan, позволяющего проводить качественную и количественную оценку ночных эрекций. Изменения ночных эрекций при ЭД были описаны в работах многих авторов [67, 95, 125, 165].

Установлено, что результаты, получаемые с помощью прибора RigiScan, имеют низкую чувствительность и специфичность. Данный метод нельзя использовать у лиц с нарушениями сна, на ночные эрекции влияют медикаментозные средства, а также психические факторы, такие как депрессия. Мы согласны с мнением ряда авторов, указывающих на то, что результаты данного исследования должны интерпретироваться только в сочетании с данными других методов диагностики ЭД [151, 189, 191]. В настоящее время регистрация ночных эрекций не используется в рутинной практике в связи с высокой стоимостью и низкой чувствительностью и специфичностью.

В 1970-х годах применялось измерение артериального давления в половом члене. Впервые в 1971 году Britt предложил использовать методику плетизмографии для оценки артериального кровоснабжения полового члена. С этой целью на основание расслабленного полового члена одевалась пневматическая манжетка, а на дистальную часть — устанавливался датчик для измерения пенильного систолического давления [70]. В 1975 году Abelson предложил стетоскоп с применением эффекта допплера для измерения пенильного артериального давления и ввел понятие пенобрахиального индекса (отношение максимального пенильного систолического давления к систолическому давлению в плечевой артерии) [48]. Данные неинвазивные тесты явились родоначальниками сосудистых исследований при эректильной дисфункции, но имели концептуальные недостатки, поскольку во многих случаях результаты получаемые у здоровых пациентов не отличались от больных ЭД.

Особое внимание в диагностике ЭД занимает проблема патологического венозного дренажа или «венозной утечки». Исследованию данного вопроса посвящено множество работ в зарубежной и отечественной литературе. В 1964 году Newman [168] с соавторами впервые описали феномен пассивной эрекции посредством перфузии кавернозных тел или внутренней подвздошной артерии. В 1978 году Virag [208] предложил перфузионную кавернозометрию и ввел понятия «индуцированного» и «поддерживающего» потоков. Методика кавернозометрии заключается в том, что в кавернозные тела через специальную канюлю производят инфузию физиологического раствора с контролируемой скоростью, непрерывно регистрируя кавернозное давление через вторую канюлю.

В 1955 году было описано применение методики инфузионной кавернозографии для диагностики патологического венозного дренажа [148], а в 1980 году Ebbehoj и Wagner предложили использовать кавернозографию [79], выполняемую на фоне визуальной эротической стимуляции, как метод определения состояния венозной системы. Начиная с 80-х годов кавернозография, ранее используемая в диагностике болезни Пейрони [103], травматического повреждения полового члена и приапизма [175, 88], занимает прочное место в диагностике эректильной дисфункции [166, 180, 204] вплоть до 1998 года, когда в практику был широко внедрен силденафил и были пересмотрены принципы диагностики кавернозной недостаточности [98].

В 1982 году Ronald Virag во время проведения операции на сосудах отметил, что инфузия папаверина в подчревную артерию вызывает эрекцию. В последствии им были опубликованы результаты применения интракавернозных инъекций папаверина в диагностике и лечении ЭД [205, 207, 218]. С целью уменьшения побочных эффектов были проведены исследования и других вазоактивных препаратов (фентоламин, простагландин Е1), а также их комбинаций [59, 1].

Появление интракавернозных инъекций вазоактивных препаратов произвело революцию в изучении проблемы диагностики ЭД, что во многом позволило объяснить патогенез васкулогенной ЭД. Анализ степени выраженности и продолжительности фармакологической эрекции в ряде случаев дает возможность дифференцировать артериогенную и веноокклюзивную формы ЭД [149, 150]. Однако, применение интракавернозных инъекций не позволяет проводить дифференциальную диагностику различных форм ЭД: с одной стороны положительная реакция на фармакологическую пробу не исключает компенсированной стадии нарушений артериального притока, с другой стороны – отсутствие эрекции может быть связано с поражением веноокклюзивного механизма или психогенным фактором. Отсутствие эректильного ответа на фармакологическую пробу может быть вызвано повышением симпатического тонуса, связанного с повышенной возбудимостью, фобическими состояниями, что подтверждается исследованиями Mellinger (1990), Allen (1994) мужчин с психогенными формами ЭД [51, 153]. Характер и степень выраженности фармакологической эрекции зависит также от дозы интракавернозно вводимого вазоактивного препарата [150, 190].

Пульсовая допплерография и спектральный анализ в диагностике ЭД были предложены в 1980 году [158, 203]. С 1984 года получила распространение техника высокочастотной сонографии в комбинации с количественным анализом допплерографического спектра, которые описаны в работах Lue (двойное допплер-сканирование) [145].

Ультразвуковое допплер-сканирование, широко применяемое в изучении патологии вен нижних конечностей, абдоминальной зоны, только в последние годы стало использоваться для оценки состояния веноокклюзивного механизма полового члена [19, 140, 164, 181].

В 1986 году Lue и Wespes [144, 216] установили, что диагностическая ценность кавернозометрии и кавернозографии повышается при выполнении последних на фоне фармакологически индуцируемой эрекции. Исследование получило название – фармакокавернозометрия. В 1990 году Puech-Leao предлагает использовать гравитационную кавернозометрию как альтернативный метод [179]. В своих исследованиях Meuleman (1991) с соавторами показал, что диагностическая ценность фармакокавернозометрии и гравитационной кавернозометрии сопоставимы [160]. Веноокклюзивная дисфункция, по мнению Wespes (1984), также может быть диагностирована при использовании теста падения интракавернозного давления [214].

В ряде случаев методики фармакокавернозографии, динамической кавернозографии в сочетании с перфузионной искусственной эрекцией и кавернозотонометрией не позволяют достоверно дифференцировать различные формы венозной недостаточности. Способы дифференциальной диагностики проксимальной и дистальной венозной «утечки» посредством пережатия глубокой дорзальной вены или компрессии ножек полового члена позволили повысить диагностическую ценность данных методов исследования [42].

Несмотря на то, что методики фармакокавернозометрии и кавернозографии являются диагностически ценными в изучении состояния корпоровеноокклюзивного механизма при ЭД, они нуждаются в стандартизации нормативных параметров и техники выполнения [97, 105, 178].

Значения перфузионных скоростей, необходимых для развития и поддержания эрекции широко варьируют в зависимости от степени выраженности симпатического тонуса [172, 214], что было продемонстрировано в группе пациентов с психогенной формой ЭД, у которых отмечены значительно более высокие скорости перфузии, необходимые для развития и поддержания эрекции.

Фармакокавернозометрия и фармакокавернозография являются инвазивными методиками с возможным развитием различных по степени тяжести осложнений, таких как гипотензия, приапизм, гематома, кавернит. Использование высокоосмолярных рентгенконтрастных препаратов приводит к внутриклеточному отеку, оказывает токсическое воздействие на эндотелий с последующим развитием выраженного фиброза кавернозной ткани [128, 172]. По мнению Kropman (1994), кавернозометрия должна выполняться только в случае предполагаемых сосудистых реконструктивных операций [130].

Широкое распространение в 80-е годы получила методика радиоизотопной фармакопенографии с целью выявления патологической венозной «утечки» [123, 193, 211]. Однако последующие исследования доказали, что указанные методики малоинформативны [50], не позволяют количественно оценить степень нарушений артериального и венозного кровотока [115, 122, 143, 157, 187, 190].

Последующее развитие инструментальной диагностики ЭД связано с применением ультразвуковой допплерографии (УЗДГ) на фоне фармакологической стимуляции эрекции. С появлением данного метода стало возможным неинвазивно, с высокой информативностью оценить состояние артериального русла.

Тем не менее, по мнению ряда авторов, имеются определенные трудности при интерпретации допплерографического спектра, которые могут быть связаны с различной разрешающей способностью ультразвуковых аппаратов, методологическими особенностями при проведении исследования, выбором исследуемых параметров и т.д. [51, 137, 138, 159, 188]. По данным Jarow, Lopez только 20% мужчин страдающих эректильными расстройствами, имеют классическое строение артериального русла, что также может создавать определенные трудности при лоцировании пенильных сосудов во время допплерографии [106, 142].

Наиболее важным диагностическим критерием по данным УЗДГ считается пиковая систолическая скорость кровотока (Vmaxs). Benson, Vickers (1989) приводят градацию степени тяжести артериальной недостаточности полового члена в зависимости от абсолютных значений показателя Vmaxs [60]. Согласно исследованиям Lue (1993) значения пиковой скорости кровотока менее 25 см/сек, а по данным некоторых авторов – менее 30-35 см/сек, свидетельствуют об артериальной недостаточности [32, 60, 143, 147].

Основываясь на динамическом измерении параметров допплерографического спектра в процессе развития эрекции, в настоящее время установлены допплерографические признаки артериальной недостаточности полового члена [32].

Диагностика корпоровеноокклюзивной недостаточности при помощи допплерографии затруднительна [139, 154]. Для активации веноокклюзивного механизма необходима полная релаксация гладкомышечных структур. По мнению некоторых авторов, исследование состояния венозной системы целесообразно выполнять в фазу ригидности [112, 153, 164, 219]. Для достижения полной ригидности в некоторых случаях используется визуальная или мастурбационная стимуляция.

При исследовании веноокклюзивного механизма необходима комплексная оценка изменений показателей конечной диастолической скорости (Vendd), индекса резистентности (IR) в различные фазы эрекции, а также качества фармакологически индуцируемой эрекции. Таким образом, использование УЗДГ сосудов полового члена позволило дать комплексную оценку артериальных и венозных факторов развития эрекции, а также проводить дифференциальную диагностику различных форм васкулогенной ЭД.

Первые исследования селективной илиакографии и селективной артериографии срамной артерии, ранее считавшейся «золотым стандартом» в исследовании сосудистой архитектоники полового члена, принадлежат Michal, Ginestie и Bookstein [64, 96, 161]. Указанные методы дают значительное количество ложноположительных результатов артериальной недостаточности полового члена в связи с высоким сопротивлением пенильных артерий, имеющих достаточно малый диаметр [96, 199, 109, 177].

В дальнейшем стало возможным повысить информативность селективной илиакографии, выполняемой на фоне фармакологически индуцированной эрекции, что позволяло в большинстве случаев визуализировать пенильные артерии [178].

Селективная илиакография является трудоемким, инвазивным исследованием, связанным с длительной экспозицией ионизирующего излучения. При выполнении исследования возможно развитие различных по степени тяжести осложнений, описанных в работах Krysiewicz (1989), Junemann (1990), Mueller (1990), а также повреждение эндотелия кавернозной ткани за счет токсического действия рентген контрастных препаратов [114, 132, 167].

Мы согласны с мнением авторов, считающих нецелесообразным применение селективной илиакографии в качестве скринингового метода [1, 21, 167, 72]. Учитывая тяжесть возможных осложнений, показания к выполнению пенильной артериографии должны выставляться крайне индивидуально, с учетом данных предварительно выполненных менее инвазивных исследований.

До настоящего времени диагностика нейрогенной ЭД, изучение автономной иннервации полового члена является трудно разрешимой задачей. По мнению Weiske (1997) не существует универсального теста, позволяющего оценить нейрофизиологию эрекции и патологические изменения при эректильных расстройствах [213]. Фактически, исследование бульбокавернозного рефлекса, соматосенсорных вызванных потенциалов и скорости проведения импульса по дорзальному нерву полового члена дают представление о состоянии соматосенсорной пенильной иннервации [99]

Большинство пациентов с нейрогенной ЭД имеют предшествующие заболевания нервной системы. При неврологическом исследовании нужно оценить состояние всех отделов нервной системы. Однако полное исследование занимает много времени и в большинстве случаев оказывается неоправданным. Кроме того, выявление неврологического нарушения не означает то, что причина эректильной дисфункции найдена (например, при диабетической нейропатии). Так, исследования Padma-Nathan H (1988) показали, что у ряда больных ЭД имеется сниженние вибрационной чувствительности дорсального нерва полового члена по данным биотензометрии, однако не было выявлено патологии со стороны нервной системы [173].

Ранее применяемые тесты для исследования автономной нейропатии – симпатический кожный потенциал [192], измерение R-R интервала расхождения [81] давали слабое представление о специфической автономной иннервации. Некоторые авторы ставят под сомнение надежность исследования бульбокавернозного рефлекса с целью диагностики нейрогенной ЭД [135].

В 1988 году Gerstenberg и Wagner впервые описали изменения электрической активности кавернозной ткани в зависимости от фаз эрекции [210]. В 1990 году Wagner и Stief предложили использовать электромиографию кавернозной ткани для объективной оценки состояния автономной иннервации и определения гладкомышечной дегенерации [198]. По мнению Gerstenberg (1991) электромиография кавернозной ткани является единственным тестом, позволяющим выявить автономную денервацию [93]. Во время эрекции, развивающейся в ответ на видеостимуляцию или интракавернозное введение вазоактивного препарата, возникают и регистрируются потенциалы действия, что свидетельствует о том, что данные сигналы не являются артефактами [113, 197]. Схожесть потенциалов, регистрируемых при помощи игольчатых и поверхностных электродов подтверждает то, что данные потенциалы имеют электрическую, а не миогенную (двигательную) природу [198, 71]. Потенциалы, регистрируемые с кавернозных тел аналогичны таковым, полученным при исследовании гладкомышечных структур других органов – трахеи, матки, желудка [73, 127, 209].

Результаты многочисленных работ, касающихся характеристик регистрируемых электрических импульсов как в расслабленную, так и в стимулируемую фазу эрекции трудно сравнимы из-за различия применяемых методик и интерпретации регистрируемых параметров [155, 156, 184]. Несмотря на необходимость дальнейшей стандартизации метода, по мнению Junemann (1993), Stief (1990), выполнение электромиографии кавернозных тел является целесообразным в строго отобранных группах у пациентов с сахарным диабетом [113, 198], перенесших цист-простатэктомию, а также у пациентов с поражением спинного мозга.

Основываясь на данных исследования Wespes (1990), Merckx (1993), была выявлена связь между показателями электрической активности кавернозных тел и содержанием гладкомышечных структур в кавернозной ткани посредством гистоморфометрического анализа [155, 217]. В связи с этим, данный метод может быть полезен в случаях корпоровеноокклюзивной дисфункции с целью выяснения прогноза эффективности венозной хирургии или реваскуляризации полового члена.

Начальный тонус гладкомышечных структур кавернозной ткани, синтез оксида азота зависят от концентрации кислорода [52, 124]. В 1986 году Aoki с соавторами впервые показали физиологические изменения напряжения кислорода, происходящие при развитии эрекции [53]. Исследования Azadzoi (1992), Knispel (1993), Junemann (1986) выявили, наиболее низкие значения напряжения кислорода, схожие со значениями в венозной системе, которые наблюдаются в расслабленную фазу, а в фазу тумесценции возрастаю до системных артериальных значений [56, 126, 110]. Полученные Tarham (1997), Sattar (1995) результаты исследования напряжения кислорода кавернозной ткани при органической и психогенной эректильной дисфункции позволяют использовать данный метод с целью дифференциальной диагностики [185, 201]. Клинические и экспериментальные исследования показали, что определение напряжения кислорода в кавернозной ткани может использоваться для мониторинга локального артериального притока. Kim (1993) и Knispel (1993) определяют критическое значение напряжения кислорода кавернозной ткани в пределах 50-65 мм рт.ст [124, 126]. Связь напряжения кислорода и данных допплерографии составляет 71% по данным Tarham (1997) [201]. По мнению Vardi (1990), Hanani (1992) исследование напряжения кислорода в кавернозной ткани играет важную роль в диагностике артериальной недостаточности и установлении этиопатогенетического звена ЭД [202, 104]. С нашей точки зрения, исследование напряжения кислорода кавернозной ткани целесообразно проводить при противоречивых данных допплерографии, при веноокклюзивной дисфункции и с целью диагностики артериаолярной недостаточности. Исследование напряжения кислорода в кавернозной ткани может использоваться при выборе лечебной тактики в случае органической эректильной дисфункции, связанной с эпизодами системной гипоксии, например при хронических легочных заболеваниях.

В последнее время распространение получает магнитно-резонансная томография (МРТ) тазового дна и полового члена в исследовании посттравматической эректильной дисфункции, болезни Пейрони [54, 78, 89]. Исследования Мазо Е.Б., Дмитриева Л.Г., Гамидова С.И. (1998) убедительно показали структурные изменения кавернозных тел у пациентов, перенесших тупую травму промежности, позволив сделать вывод о приоритетном этиопатогенетическом механизме нарушений [32]. Работы John (1999) по использованию ядерно-магнитной ангиографии и сравнительный анализ диагностической ценности с селективной илиакографией показали диагностическое преимущество последней [107]. Однако в случае противопоказаний к сосудистому исследованию ядерно-магнитная ангиография может, по мнению автора, являться альтернативным диагностическим методом.

С нашей точки зрения, МРТ является информативным методом, позволяющим определить наиболее оптимальный путь сексуальной адаптации пациентов, как с посттравматической эректильной дисфункцией, так и, в некоторых случаях, корпоровеноокклюзивной недостаточности полового члена не установленного генеза.

На протяжении последних лет некоторые исследователи обращают внимание на роль микроциркуляторных нарушений в развитии ЭД [24, 58]. Микроциркуляция – это движение биологических жидкостей с содержащимися в них веществами по микроскопическим сосудам, через стенки сосудов и по тканевым (межклеточным) пространствам. Микроциркуляция является процессом, происходящим в микроциркуляторном русле [13]. Известно, что изменение микроциркуляции контролируется комплексом системных и локальных механизмов. Эти механизмы модулируют активность гладкомышечных клеток сосудов, таким образом, создавая периодические сокращения/расслабления (осцилляции) известные как вазомоции [169].

До настоящего времени физиологические механизмы регуляции вазомоций изучены недостаточно. Исследованию данного вопроса было посвящено множество работ в отечественной и зарубежной литературе. Так, было показано, что активность гладкой мускулатуры сосудов зависит от метаболического недостатка кислорода в тканях [101]. Вазомоции могут быть также вызваны таким метаболическим фактором как оксид азота, синтезируемым эндотелиальными клетками [200]. На основании закона Пуазейля, повышение амплитуды вазомоций ведет к уменьшению сопротивления потоку и как следствие – увеличению локальной перфузии [90]. Повышение перфузии ткани ведет к повышению её жизнеспособности и устойчивости к нагрузкам [77].

В настоящее время одним из наиболее информативных методов регистрации микрокровотока является лазерная допплеровская флоуметрия (ЛДФ) – неинвазивный метод, позволяющий мониторировать микроциркуляцию с целью выявления физиологических, биохимических и биомеханических реакций ткани.

Принцип метода ЛДФ основан на регистрации отраженного от движущихся форменных элементов крови (в основном эритроцитов) лазерного излучения и выделении из зарегистрированного сигнала доплеровского сдвига частоты, пропорционального скорости движения форменных элементов. ЛДФ позволяет регистрировать микроциркуляторные изменения на глубине около 1 мм от поверхности кожи [22]. Основной единицей измерения кожного капиллярного кровотока является перфузионная единица (мл/мин/100 г. ткани).

Показатель микроциркуляции (ПМ) или перфузия является суммой двух составляющих: постоянной – M и переменной – δПМ(t). Постоянная составляющая – это средняя перфузия за определенный промежуток времени. Переменная составляющая обусловлена факторами, влияющими на постоянство потока крови, т.е. на величину скорости и концентрации эритроцитов.

Известно, что переменная составляющая микроциркуляции контролируется активными и пассивными факторами [194]. Активные факторы контроля микроциркуляции – эндотелиальный, нейрогенный и миогенный непосредственно воздействуют на систему микроциркуляции со стороны сосудистой стенки и реализуются через её мышечный компонент. Пассивные факторы – это пульсовая волна со стороны артерий и присасывающее действие «дыхательного насоса» со стороны вен. Активные механизмы создают поперечные колебания кровотока в результате вазоконстрикции и вазодилатации, а пассивные – продольные, вследствие изменения объема крови в сосудах [27].

Постоянная составляющая ЛДФ-сигнала отражает величину перфузии, а переменная составляющая – механизмы контроля перфузии. Следовательно, для диагностики состояния микроциркуляторного русла следует анализировать обе составляющие.

Известно, что микроциркуляторное русло находится под сложным многофакторным регуляторным контролем нервных, гуморальных и местных факторов с участием реактивности сосудистой стенки [11, 12, 26, 45]. Результирующая величина сосудистого тонуса определяется соотношением вазоконстрикторных и дилататорных механизмов. В физиологических условиях наиболее значимыми вазоконстрикторными факторами являются рефлекторная активность симпатической адренергической иннервации, а также миогенное сокращение гладкой мускулатуры при повышении внутрисосудистого давления, а среди вазодилататорных – рефлекторное торможение адренергической активности, секреция NO эндотелием, миогенное расслабление гладкой мускулатуры при снижении внутрисосудистого давления, а также паракринная секреция трофических сенсорных нейропептидов [1, 9, 15, 27, 36, 43].

Традиционно параметры микрокровотока по данным ЛДФ представляются во временной шкале. Физиологические ритмы колебаний кровотока связаны с механизмами их регуляции, «встроенными» в ЛДФ-сигнал, следовательно, декомпозиция сигнала с помощью спектрального анализа позволяет выявить различные частотные характеристики этих механизмов. К сожалению, немногие исследователи использовали спектральный анализ ЛДФ-сигнала до настоящего времени, вследствие чего методология данного исследования не систематизирована [66, 93].

Возможность использования декомпозиции исходного ЛДФ-сигнала на составляющие его частоты была доказана в исследовании физиологических механизмов регулирующих микроциркуляцию. В ранних исследованиях, Bernardi и соавт. использовали ауторегрессионный анализ с целью выявить количество частотных диапазонов ЛДФ-сигнала [61]. Первоначально был выявлен один низкочастотный диапазон (0,017-0,028 Hz) у 10 здоровых человек. Автор предполагает, что эти флуктуации обусловлены терморегуляторными влияниями. В другом исследовании Bernardi отмечает, что другой частотный диапазон с пиком около 0,1 Hz имеет сниженную амплитуду у больных сахарным диабетом по сравнению со здоровыми добровольцами. Предположительно, это снижение появляется вследствие автономной нейропатии, и, следовательно, данный частотный диапазон отражает нейрогенные влияния [62]. Kustrup и соавт. также использовали ЛДФ для исследования ритмических осцилляций кровотока [121] и классифицировали выявленные флуктуации на две категории: α- осцилляции (0,00667-0,4333 Hz, медиана 0,1133 Hz) и β-осцилляции (0,0083-0,0467 Hz, медиана 0,025 Hz). Амплитуда α-осцилляций была в 2-4 раза больше, чем амплитуда β-осцилляций. Локальное применение лидокаина уменьшало β-осцилляции, не затрагивая α-осцилляции. Таким образом, авторы сделали вывод о том, что β-осцилляции были нейрогенными, а α-осцилляции – не нейрогенными. Этот результат противоречит предшествующей работе Bernardi, в которой осцилляции около 0,1 Hz были отнесены к нейрогенным.

Впервые Stefanovska и Bracic использовали вейвлет преобразование для анализа кардиоваскулярных сигналов (дыхание, электрокардиограмма, артериальное давление и ЛДФ) [195]. В соответствии с полученными авторами результатами, вейвлет анализ кровотока выявляет различные пики в энергетическом спектре, соответствующие специфическому происхождению: сердечным сокращениям (0.4–2.0 Hz), дыхательной активности (0.15–0.4 Hz), сосудистой миогенной реакции (0.06–0.15 Hz), нейрогенной реакции (0.02–0.06 Hz), и метаболической реакции (0.0095– 0.02 Hz) [66, 196, 133]. Таким образом, вейвлет преобразование позволило наилучшим образом выявить периодичность коротких и длительных процессов, происходящих в микроциркуляторном русле.

В последние годы активно разрабатывается возможность применения ЛДФ с целью оценки состояния вегетативной вазомоторной иннервации [27]. C этой точки зрения метод ЛДФ предоставляет уникальные возможности неинвазивной, количественной оценки периферической вегетативной иннервации. Исследуемые параметры микроциркуляции крови, позволяют выполнить системный анализ патогенетических механизмов при различных соматических заболеваниях.

Многочисленные экспериментальные и клинические исследования состояния микроциркуляторного русла при различных заболеваниях выявили большое разнообразие микроциркуляторных расстройств. Основными признаками раннего расстройства микроциркуляции являются спазм приносящих артериол, застойные явления в посткапиллярно-венулярных сосудах и снижение кровотока в нутритивном звене микроциркуляторного русла [23]. При различных типах гемодинамических расстройств в патофизиологический механизм вовлекаются нарушения проницаемости стенки микрососудов и гемореологические сдвиги, приводя к нарастающей гипоксии и ишемии тканей [13, 23].

Среди различных форм нарушения кровотока в микроциркуляторном русле различаются: гиперемическая, спастическая, стазическая, застойная [33]. Каждая из этих форм отражает определенное состояние структурно-фунциональных и гемореологических изменений в микрососудах.

Применение ЛДФ в урологической практике и, в частности, в диагностике ЭД находит ограниченное применение. По мнению ряда авторов ЛДФ позволяет выявить нарушения микроциркуляции у пациентов с диабетическими ангиопатиями, вазоспазмом, оценить эффективность используемых при лечении медикаментозных препаратов [35, 82, 136, 174]. По данным Belcaro и соавт. (2000) значительные изменения микроциркуляции полового члена выявлялись у курильщиков и больных артериальной гипертонией [58]. По мнению исследователей, данный метод может применяться только в определенных группах пациентов. С нашей точки зрения указанные ограничения обусловлены тем, что авторами не проводился спектральный анализ ЛДФ-сигнала.

В исследованиях нарушений микроциркуляции с помощью ЛДФ у больных ЭД датчик аппарата устанавливается в области головки полового члена. В связи с этим, немаловажным является вопрос о взаимосвязи микроциркуляции кожи полового члена с кровоснабжением кавернозных тел, а также механизмами, обеспечивающими эрекцию.

Известно, что артериальное кровоснабжение полового члена осуществляется из двух внутренних половых артерий, являющихся ветвями передних отделов внутренних подвздошных артерий. Дорсальная артерия проходит между глубокой фасцией полового члена (Бука) и белочной оболочкой, питая кожу и головку члена. Во многих случаях между поверхностными артериями и сосудами кавернозных тел, а также губчатым телом имеются анастомозы [1, 44, 56]. Таким образом, микроциркуляторное русло головки полового члена имеет непосредственную связь с кавернозными артериями.

Иннервация полового члена обеспечивается как автономными, так и чувствительными соматическими нервами. Парасимпатические волокна берут начало в крестцовом центре эрекции (S2-S4), а симпатические – в грудном и поясничном отделах спинного мозга (Th12-L2). Преганглионарные парасимпатические и симпатические волокна подвздошного сплетения образуют тазовое сплетение и кавернозные нервы [1]. Вазомоторная активность в физиологических условиях обеспечивается в основном симпатическими адренергическими волокнами. Симпатические холинергические волокна не являются облигатным механизмом регуляции функции сосудов, а парасимпатическая холинергическая иннервация сосудов кожи отсутствует. В то же время число вазоконстрикторов, участвующих в нервной регуляции сосудов меньше, чем факторов неадренергической нехолинергической природы с вазодилататорным эффектом [27]. Известно множество нейрогуморальных факторов, участвующих в формировании эрекции, в том числе важная роль отводится симпатической нервной системе [34]. Таким образом, регистрация вазомоторной активности с помощью ЛДФ позволяет судить об общих механизмах нейрогенной регуляции, которые также участвуют и в процессе развития эрекции. По нашему мнению, регистрация микроциркуляции накожным датчиком с головки полового члена является обоснованной в связи с тем, что кровоснабжение и иннервация кожи полового члена и кавернозных тел имеет общее происхождение.

В настоящее время накоплен уже достаточно большой опыт коррекции внутрисосудистых нарушений микроциркуляции. Выделяют несколько основных способов коррекции микроциркуляторных расстройств: фармакотерапия, лазеротерапия, озонотерапия и NO-терапия [1, 13, 17]. С нашей точки зрения, терапевтическому воздействию при ЭД должно подвергаться не только микроциркуляторное русло полового члена, но и основные структурно-функциональные отделы сосудистой, нервной, гормональной систем организма, участвующие в развитии эрекции.

Таким образом, анализ литературных данных, о применении ЛДФ в диагностике эректильных расстройств, позволяет сделать вывод об отсутствии единого мнения, касающегося его информативности. Метод ЛДФ в диагностике ЭД требует стандартизации условий проведения исследования и характеристик используемой аппаратуры, а также интерпретации параметров измерения. Всё вышеизложенное и послужило предпосылкой для проведения настоящего исследования.

Список литературы

  1. Аляев, Ю.Г. Эффективность длительного назначения препарата ЛевитраR при эректильной дисфункции [Текст] / Ю.Г. Аляев, А. Винаров, Н. Ахвледиани // Врач. – 2007. – № 6. – С. 56-58.
  2. Аляев, Ю. Г. Системный подход к изучению действия препарата левитры у больных хроническим простатитом и эректильной дисфункцией [Текст] / Ю.Г. Аляев, М.А. Ронкин, Ю.М. Есилевский, Т.Д. Жученко [и др.] // Урология. – 2005. – № 2. – С. 53-60.
  3. Андрология. Мужское здоровье и дисфункция репродуктивной системы [Текст] / Под ред. Э. Нишлага, Г.М. Бере. – ООО «Медицинское информационное агентство», 2005 – 554 с.
  4. Ашмарин, И.П. Регуляторные пептиды, функционально-непрерывная совокупность [Текст] / И.П. Ашмарин, М.Ф. Обухова // Биохимия. – 1986. – Т.51, №4. – С. 531-545.
  5. Баладян, Л.О. Клиническая электронейромиография [Текст] / Л.О. Бадалян, И.А. Скворцов – М. : «Медицина», 1986 – 368 с.
  6. Вагнер, Г. Импотенция [Текст] / Г. Вагнер, Р. Грин – М. , 1985. – 346 с.
  7. Верткин, А. Л. Распространенность эректильной дисфункции и ее связь с сердечно-сосудистой патологией у больных сахарным диабетом [Текст] / А.Л. Верткин, А.Н. Демидов, Ю.С. Полупанова [и др.] // Consilium medicum. – 2005. – Т. 7, № 11. – С. 973-979.
  8. Верткин, А. Л. Распространенность и клиническое значение эректильной дисфункции у кардиологических больных [Текст] / А.Л. Верткин, Ю.С. Полупанова, Е.В. Кривоцов [и др.] // Consilium medicum. – 2005. – Т. 7, № 7. – С. 577-582.
  9. Власов, Т.Д. Механизмы гуморальной регуляции сосудистого тонуса [Текст] / Т.Д. Власов // Регионарное кровообращение и Микроциркуляция. – 2002. – №4. – С.68-73.
  10. Гамидов, С. И. ЯМР-томография полового члена и тазового дна в патогенезе и выборе тактики лечения эректильной дисфункции у больных после тупой травмы промежности [Текст] / С.И. Гамидов, М.А. Шария, Е.Б. Мазо, Д.Г. Дмитриев // Урология. – 2000. – №6. – C. 24-28.
  11. Дворецкий, Д.П. Контрактильная функция сосудистых миоцитов: зависимость от степени их предстимульного механического растяжения [Текст] / Д.П. Дворецкий, О.В. Караченцева, В.Н. Ярцев // Рос. физиол. журн. им. И.М. Сеченова. – 2001. – Том.87,№10. – С. 1318-1324.
  12. Дисфункция эндотелия. Причины, механизмы, фармакологическая коррекция [Текст] / Под ред. Н.Н. Петрищева. — СПб.: Издательство СПбГМУ,2003.- 184с.
  13. Ефименко, Н.А. Микроциркуляция и способы её коррекции [Текст] / Н.А. Ефименко, Н.Е. Чернеховская, Т.А. Федорова, В.К. Шишло – М. : «Российская медицинская академия последипломного образования», 2003. – 172 с.
  14. Жуков, О. Б. Ультразвуковая методика и семиотика у больных с васкулогенной эректильной дисфункцией [Текст] / О.Б. Жуков, А.Р. Зубарев // Урология. – 2001. – №4. – C. 42-47.
  15. Зайчик, А.Ш. Общая патофизиология [Текст] / А.Ш. Зайчик, Л.П. Чурилов – СПб. : «ЭЛБИ», 2001. – 624 с.
  16. Импотенция: интегрированный подход к клинической практике [Текст] / Под ред. А. Грегуара, Д. Прайора. – М. : «Медицина», 2000 – 240 с.
  17. Калинченко, С. Ю., Эффективность и безопасность применения гормональной терапии андрогенами ("Андрогель") у мужчин с эректильной дисфункцией, возрастным андрогенным дефицитом и сердечно-сосудистыми заболеваниями [Текст] / С.Ю. Калинченко // Урология. – 2007. – № 1. – С. 57-61.
  18. Клиническая ангиология: Руководство [Текст] / Под ред. А.В. Покровского. В двух томах. – М. : ОАО «Издательство «Медицина», 2004. – 808 с.
  19. Коган, М.И. Артериальные факторы в механизме эрекции полового члена [Текст] / М.И. Коган, В.Н. Крупин, Б.Е. Шахов // Урология и нефрология. – 1995. – № 2. – С. 37-41.
  20. Коган, М.И. Динамическая кавернозография в диагностике органической эректильной импотенции [Текст] / М.И. Коган // Рентгенфункциональные методы исследования различных органов и систем : тез. Всесоюзной конф. – Обнинск, 1983 – С. 150-151.
  21. Коган, М.И. Ангиографические исследования при эректильной импотенции [Текст] / М.И. Коган, Б.В. Некрылов // Материалы 3 Всесоюзного съезда урологов – Минск, 1984 – С.342-343.
  22. Козлов, В.И. Гистофизиология капилляров [Текст] / В.И. Козлов, Е.П. Мельман, Е.М. Нейко, Б.В. Шутка – СПб. : «Наука», 1994. – 234 с.
  23. Козлов, В.И. Расстройства тканевого кровотока, их патогенез и классификация [Текст] / В.И. Козлов, О.А. Гурова, Ф.Б. Литвин, М.В. Морозов, Р.Х. Ибрагим // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. – 2007. – №1 (21). – С. 75-76.
  24. Кротовский, Г.С. Лечение сосудистой импотенции [Текст] / Г.С. Кротовский – М., 1998 – 159 с.
  25. Крупаткин, А.И. Клиническая нейроангиофизиология конечностей (периваскулярная иннервация и нервная трофика) [Текст] // А.И. Крупаткин – М. – «Научный мир» – 2003. – 328 с.
  26. Крупаткин, А.И. Новые возможности оценки иннервации микрососудов с помощью спектрального анализа колебаний микрогемодинамики [Текст] // Регионарное кровообращение и микроциркуляция.- 2004.-т.3,№4.-с.52-59.
  27. Крупаткин, А.И. Лазерная допплеровская флоуметрия микроциркуляции крови [Текст] / А.И. Крупаткин, В.В. Сидоров – М. : «Медицина», 2005 – 256 с.
  28. Крупаткин, А.И. Лазерная допплеровская флоуметрия: международный опыт и распространенные ошибки [Текст] / А.И. Крупаткин // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. – 2007. – №1 (21). – С. 90-92.
  29. Лоран, О.Б. Шкала оценки мужской копулятивной функции (шкала МКФ) [Текст] / О.Б. Лоран, А.С. Сегал // Урология и нефрология. – 1998. — № 5. – С. 24-27.
  30. Лоран, О.Б. Климактерические расстройства у мужчин [Текст] / О.Б. Лоран, А.С. Сегал — М.,1998.
  31. Лоран, О.Б. Современные методы диагностики и лечения эректильных дисфункций [Текст] / О.Б. Лоран, П.А. Щеплев, С.Н. Нестеров, С.А. Кухаркин // Русский медицинский журнал. – 2000. – Т.8, №3 (104). – С.130-133.
  32. Мазо, Е.Б. Ультразвуковая диагностика васкулогенной эректильной дисфункции [Текст] // Е.Б. Мазо, А.Р. Зубарев, О.Б. Жуков – М. : «Медицина», 2003. – 112 с.
  33. Маколкин, В.И. Метод лазерной допплеровской флоуметрии в кардиологии [Текст] / В.И. Маколкин, В.В. Бранько, Э.А. Богданов [и др.] – М., 1999. – 50 с.
  34. Нарушения половой функции у мужчин при сахарном диабете [Текст] / Под ред. М.И. Когана. – М., 2005. – 224 с.
  35. Неймарк, А.И. Роль инструментальных методов обследования в диагностике васкулогенной эректильной дисфункции [Текст] / А.И. Неймарк, А.С. Баканова // Проблемы клинической медицины. – Барнаул. – 2006. – №1. – С. 105-110.
  36. Поленов, С.А. Вазомоторные эффекты нейропептидов [Текст] / С.А. Поленов, Д.П. Дворецкий, Г.В. Чернявская // Физиол. Журн. им. И.М. Сеченова. – 1995. – Т.81, №6. – С. 29-47.
  37. Реброва, О.Ю. Статистический анализ медицинских данных. Применением пакета прикладных программ STATISTICA / О.Ю. Реброва – М., «МедиаСфера», 2006. – 312 с.
  38. Рогачиков, В. В. Причины эректильной дисфункции при раке простаты и методы ее коррекции [Текст] / В.В. Рогачиков // Андрология и генитальная хирургия. – 2001. – №4. – C. 13-19.
  39. Тарасов, Н. И. Использование силденафила цитрата в диагностике эректильной дисфункции [Текст] / Н.И. Тарасов, В.Ф. Бавильский, О.Ф. Плаксин, А.С. Матыгин // Урология. – 2005. — № 4. — С. 59-64.
  40. Тиктинский, О.Л. Андрология [Текст] / О.Л. Тиктинский, В.В. Михайличенко – СПб, «Медиа Пресс», 1999. – 464 с.
  41. Тополянский, А. В. Атеросклероз, артериальная гипертензия, лекарственные средства и эректильная дисфункция [Текст] / А.В. Тополянский, В.В. Жиленко, П.А. Щеплев, А.Л. Верткин // Лечащий врач. – 2001. – №2. – С. 40-44.
  42. Филин, С.В. Применение лазерной флоуметрии и дуплексного сканирования в исследовании кожного кровообращения [Текст] / С. В. Филин, В. Г. Лелюк, Н. М. Надежина // Методология флоуметрии, Выпуск 4, 2000 г. стр.41–63.
  43. Хаютин, В.М. Центральная организация вазомоторного контроля [Текст] / В.М. Хаютин, Р.С. Сонина, Е.В. Лукошкова – М. : «Медицина», 1977. – 352 с.
  44. Ходос, А.Б. О васкуляризации полового члена [Текст] / А.Б, Ходос // Архив анатомии, гистологии и эмбриологии. – 1962. – Том.XLIII, №11. – С. 52-57.
  45. Фундаментальная и клиническая физиология. Под ред. А.Г. Камкина, А.А. Каменского.- М.: Издательство «Академия»,2004.- 1072с.
  46. Щеплев, П.А. Эректильная дисфункция и сердечно–сосудистые заболевания [Текст] / П.А. Щеплев, А.В. Тополянский, В.В. Жиленко, П.Б. Носовицкий // Медицинская кафедра. – 2002. – №2. – С. 68–73.
  47. Якутина, Н. В., Коррекция эндотелиальной дисфункции и микроциркуляторных нарушений у больных артериальной гипертонией в сочетании с сахарным диабетом 2 типа [Текст] / Н.В. Якутина // Российский кардиологический журнал. – 2007. – № 6. – С. 27-30.
  48. Abelson, D. Diagnostic value of the penile pulse and blood pressure: A doppler study of impotence in diabetics [Text] / D. Abelson // J.Urol. – 1975. – 113. – P.636-9.
  49. Ackerman, M.D. The predictive significance of patient-reported sexual functioning in Rigiscan sleep evaluations [Text] / M.D. Ackerman, J.P. D’Attillo, M.H. Antoni, et al. // J. Urol. – 1991. – 146. – P.1559-63.
  50. Aitchison, M. Is the penile brachial index a reproducible and useful measurement? [Text] / M. Aitchison, J. Aitchison et al. // Br.J.Urol. – 1990. – Vol. 66. – P.202-204.
  51. Allen, R.P. Comparison of duplex ultrasonography and nocturnal penile tumescence in evaluation of impotence [Text] / R.P. Allen, M.E. Rainer // J.Urology. – 1994. – Vol.151. – P.1525-1529.
  52. Andersson, K.E. Pharmacology of lower urine tract smooth muscles and penile erectile tissues [Text] / K.E. Andersson // Pharmacol.Rev. – 1993. – №45. – P.259-562.
  53. Aoki, H. Human penile hemodynamics studied by a polarographic method [Text] / H. Aoki, H. Takagane et al // J.Urol. – 1986. – Vol.135. – P.872-880.
  54. Armenakas, N. Posttraumatic impotence: magnetic resonance imaging and duplex ultrasound in diagnosis and management [Text] / N. Armenakas, J. McAninch // J.Urol. – 1993. – Vol.149. – P.1272-1275.
  55. Aserinsky, E. Regularly occurring periods of eye motility and concomitant phenomena during sleep [Text] / E. Aserinsky, N. Kleitman // Science. – 1953. — №118. – P.273.
  56. Azadzoi, K. On-line measurement of intracavernosal oxygen tension: An index of cavernosal blood flow [Text] / K. Azadzoi, J. Vlachiotis et al // Int.J.Impotence Res. – 1992. – Vol.4. Suppl.2. – P.23
  57. Barry, J. Nocturnal penile tumescence monitoring with stamps [Text] / J. Barry, B. Blank et al // Urology. – 1980. – Vol.15. – P.171-172.
  58. Belcaro, G. Microcirculatory studies in erectile disorders [Text] / G. Belcaro, M.R. Cesarone; A.N. Nicolaides; J. Vale; J. Glass; A. Lennox. // Curr.Med.Res.Opin. – 2000. – Vol.16 (Suppl 1). – P.72-5.
  59. Bennett, A.H. An improved vasoactive drug combination for a pharmacological erection program [Text] / A.H. Bennett, A.J. Carpenter, J.H. Barbada // J.Urol. – 1991. – №146. – P.1564-5.
  60. Benson, C.B. Sexual impotence caused by vascular disease: diagnosis with duplex sonography [Text] / C.B. Benson, M.A. Vicker // Am.J.Roengenol – 1989. – Vol.153. – P.1149.
  61. Bernardi, L. Synchronous and baroceptor-sensitive oscillations in skin microcirculation: evidence for central autonomic control [Text] / L. Berardi, D. Hayoz, R. Wenzel, C. Passino, A. Calciati, R. Weber, G. Noll. // Am. J. Physiol. – 1997. – Vol.273(4 Pt 2). – P.1867–78.
  62. Bernardi, L. Reduction of 0.1 Hz microcirculatory fluctuations as evidence of sympathetic dysfunction in insulin-dependent diabetes [Text] / L. Bernardi, M. Rossi, S. Leuzzi, E. Mevio, G. Fornasari, A. Calciati, C. Orlandi, P. Fratino. // Cardiovasc. Res. – 1997 – Vol.34(1) – P.185–91.
  63. Bock, D. NTP: it is really the gold standard [Text] / D. Bock, R. Lewis et al // Int.J.Impotence Res. – 1990. – Vol.2 (suppl.2) – P.101-102.
  64. Bookstein, J.J. Pharmacoarteriography in the evaluation of impotence [Text] / J.J. Bookstein, K. Valji, L. Parsons, W. Kessler // J. Urol. – 1987. – №137. – P.333-7.
  65. Bookstein, J.J. Transluminal penile venoablation for impotence: a progress report [Text] / J.J. Bookstein, A.L. Lurie, et al // Cardiovasc.Intervent.Radiol. – 1998. — №11. – P.253-260.
  66. Bracic, M. Wavelet-based analysis of human blood-flow dynamics [Text] / M. Bracic, A. Stefanovska // Bull. Math. Biol. – 1998 – №60(5). – P.919–35.
  67. Bradley, W. New method for continuous measurement of nocturnal penile tumescence and rigidity [Text] / W. Bradley, G. Timm, et al // Urology – 1985. – Vol.26. – P.4-9.
  68. Braun, Epidemiology of erectile dysfunction: results of the «Cologne Male Survey» [Text] / Braun // Int. J. Impot. Res. – 2000. – 12(6): 305–31J.
  69. Braverman, I.M. Correlation of laser Doppler wave patterns with underlying microvascular anatomy. [Text] / I.M. Braverman, A. Keh, D. Goldminz // J.Invest. Dermatol. – 1990. – Vol.95. – P.283.
  70. Britt, D.B. Penile blood flow determination by mercury strain gauge plethysmography [Text] / D.B. Britt, W.T. Kemmerer, et al. // Invest.Urol. – 1971. – №8. – P.673-678.
  71. Buhrle, C. Automatic acquisition and analysis of EMG data from corpus cavernosum recording in the dog [Text] / C. Buhrle, P. Schmidt, et al // Int.J.Impotence Res. – 1992. – Vol.4. – P.29.
  72. Buvat, J. Erectile impotence by or with arterial abnormalities – Lack of correlation between arteriography and physiological disturbance [Text] / J. Buvat, J. Dehaene, et al. // Presented at the 5 World Congress of sexology, Mexoco – 1979.
  73. Counturier, D. Gastric electromyography [Text] / D. Counturier // In:Clinical investigation of gastric function. Gastrointst.Res. – 1990. – Vol.17. – P.297-314.
  74. Dement, W. The relation of eye movements during sleep to dream activity: an objective method for the study of dreaming [Text] / W. Dement, N. Kleitman // J.Exp.Psychol. – 1957. — №53. – P.39.
  75. Dickinson, I.K. Pharmacocavernosometry: a modified papaverine test [Text] / I.K. Dickinson, J.P. Pryor // Br.J.Urol. – 1989. – Vol.63. – P.539-181 (702A).
  76. Diederichs, W. Sympathetic effect on erection in monkeys and dogs [Text] / W. Diederichs, C.G. Stief, et al // J.Urol. – 1998. – Vol.63. – P.539-545.
  77. Dinsdale, S.M. Decubitus ulcers: role of pressure and friction in causation [Text] / S.M. Dinsdale // Arch. Phys. Med. Rehabil. – 1974 – №55(4) – P.147–52.
  78. Dixon, C. Magnetic resonance imaging of traumatic posterior urethral defects and pelvic crush injuries [Text] / C. Dixon, H. Hricak, et al // J.Urol. – 1992. – Vol.148. – P.1162-1165.
  79. Ebbehoj, J. Infusion cavernosography in human unstimulated and stimulated situations and its diagnostic value [Text] / J. Ebbehoj, A. Uhrenholdt, G. Wagner // In: Zorgniotti A W, Rossi G (eds) Vasculogenic impotence. Proceedings of the 1st international conference on corpus cavernosum revascularization. – Thomas, Springfield, Illinois. – 1980. – P.191-196.
  80. Ellis, D. Snap-Gauge band versus penile rigidity in impotence assessment [Text] / D. Ellis, K. Doghramji, et al. // J.Urol. – 1988. – Vol.140. – P.61.
  81. Ewing, D. Assessment of cardiovascular effects in diabetic autonomic neuropathy and prognostic implications [Text] / D. Ewing, J. Campbell, et al. // Am. Int.Med. – 1980. – №92. – P.308-312.
  82. Fagrell, R. Problems using Laser Doppler on skin in clinical practice [Text] / R. Fagrell // Laser Doppler. Med-Orion. – London, 1994. – P.126-144.
  83. Fehr, J.I. Significance of cavernosography in standardized cavernosometry [Text] / J.I. Fehr, G. Alund, et al // Urol.Int. – 1992. – Vol.49. – P.13-18.
  84. Feldman, H.A. Impotence and its medical and psychosocial correlates: Results of the Massachusetts Male Aging Study [Text] / H.A. Feldman // J. Urol. – 151:54. – 1994 – P.54-61.
  85. Fisher, C. Evaluation of nocturnal penile tumescence in the differential diagnosis of sexual impotence? [Text] / C. Fisher, R.C. Schiavi, A. Edwards, D.M. Davis, M. Reitman, J. Fine // Arch.Gen.Psychot. – 1979. – №36(1). – P.431-437.
  86. Fisher, C. Cycle of penile erection synchronous with dreaming (REM) sleep: preliminary report [Text] / C. Fisher, J. Gross, et al // Arch.Gen.Psychiat. – 1965. – №12. – P.29-45.
  87. Fisher, C. The assessment of nocturnal REM erection in the differential diagnosis of sexual impotence [Text] / C. Fisher, R. Schiavi, et al // J.Sex.Marital Ther. – 1975. — №1. – P.277.
  88. Fitzpatrick, T.J. Spongiosograms and cavernosograms: a study of their value in priapism [Text] / T.J. Fitzpatrick // J.Urol. – 1973. – Vol.109. – P.843-848.
  89. Forstner, R. Magnetic resonance imaging of vascular lesions of the scrotum and penis [Text] / R. Forstner, H. Hricak, et al. // Urology – 1995. – Vol.46. – P.581-583.
  90. Funk, W. Spontaneous arteriolar vasomotion as a determinant of peripheral vascular resistance [Text] / W. Funk, B. Endrich, K. Messmer, M. Intaglietta // Int. J. Microcirc. Clin. Exp. – 1983. – 2(1). – P.11–25.
  91. Gall, H. Diagnosis of venous incompetence in erectile dysfunction. Comparative study of cavernosography and doppler ultrasound [Text] / H. Gall, C.H. Sparwasser // Urology – 1990. – Vol.35(3) – P.235-238.
  92. Gaskell, P. The importance of penile blood pressure in case of impotence [Text] / P. Gaskell // Can.Med.Ass.J. – 1971. – Vol 105. – P.1047-1050.
  93. Geyer, M.J. Using wavelet analysis to characterize the thermoregulatory mechanisms of sacral skin blood flow [Text] / M.J. Geyer, J. Yih-Kuen, D.M. Brienza, M.L. Boninger // J. Rehabil. Res. Dev. – 2004. – Vol.41. – №6A. – P.797–806.
  94. Gerstenberg, H. Electrophysiological measurements in impotence [Text] / H. Gerstenberg // Method in clinical urodinamics – 1991. – spec.vol. – P.17-24.
  95. Giesberg, A. Differential diagnosis in erectile impotence. Intracorporal papaverine injection and RigiScan tumescence and rigidity monitoring [Text] / A. Giesberg, A. Kramer, et al // Acta Urol.Belg – 1988. – №56. – P.192-201.
  96. Ginestie, J.F. Exploration radiologique de l’impuissance [Text] / J.F. Ginestie, A. Romieu // Paris: Maloine, S.A., 1976.
  97. Glina, S. Veno-occlusive dysfunction of corpora cavernosa: comparison of diagnostic methods [Text] / S. Glina, R. Fregonesis, Silva // Int.J.Impotence Res. – 1995. – Vol.7. – P.1-10.
  98. Goldstein, I. Oral sildenafil in the treatment of erectile dysfunction [Text] / I. Goldstein, T.F. Lue, H. Padma-Nathan, R.C. Rosen, W.D. Steers, P.A. Wicker. // N. Engl. J. Med. – 1998. – 338(20). – P.1397-1404.
  99. Goldstein, I. Evaluation of penile nerves [Text] / I. Goldstein // In:Contemporary Management of Impotence and Infertility – Williams and Wilkins – Baltimor, 1998 – P.70-83.
  100. Goldstein, I. Penile revascularization [Text] / I. Goldstein // Urol.Clin.North Am. – 1987. – №14. – P.805-813.
  101. Guyton, A.C. Textbook of medical physiology. 9th ed. [Text] / A.C. Guyton, J.E. Hall – Philadelphia: W.B. Saunders Co., 1996 – P. 338.
  102. Halverson, Genital and sphincter behavior of the male infant / H.M. Halverson [Text] // J.Genet.Psychol. – 1940. — №56. – P.95-136.
  103. Hamilton, R.W. Corpus cavernosography in Peyronie’s disease [Text] / R.W. Hamilton, J.C. Swann // Br.J.Urol. – 1967. – Vol.39. – P.409-416.
  104. Hanani, J. PO2 penile brachial index following intracorporeal injection of papaverine-phentolamine in evaluation of erectile dysfunction [Text] / J. Hanani, Y. Vardi, et al // Int.J.Impotence Res. – 1992. – Vol.4, Suppl.2 – A78.
  105. Hartmut, P. Releavance of dynamic cavernosography to the diagnosis of venous incompetence in erectile disfunction [Text] / P. Hartmut, Herman van Anlen // J.Urology – 1987. – Vol.37. – P.1163-1167.
  106. Jarow, J.P. Comparison of penile duplex ultrasonography to pudendal arteriography. Variant penile arterial anatomy affects interpretation of duplex ultrasonography [Text] / J.P. Jarow, V.W. Pugh // Invest.Radiol. – 1993. – Vol(9). – P.806-810.
  107. John, H. Clinical value of pelvic and penile magnetic resonance angiography in preoperative evaluation of penile revascularization [Text] / H. John, G. Kacl, et al // Intern.J.Impotence Res. – 1999. – Vol.11. – P.83-86.
  108. Jonas, U. Erectiometer: ein einfacher und sicherer test in der diagnostik der erectilen impotenz [Text] / U. Jonas // Akt.Urol. – 1982. – №13. – P.324-327.
  109. Juhan, C.M. Angiography in male impotence [Text] / C.M. Juhan, G. Padula // Management of male impotence edit. Bennett A.H. / Williams and Wilkins. – Baltimore,1982. – P.73.
  110. Juneman, R. Blood gas analysis in drug induced penile erection [Text] / R. Juneman // Urol.Int. – 1986. – №41. – P.207-211.
  111. Junemann, K.P. Neurophysiology of penile erection [Text] / K.P. Junemann, C. Persson-Junemann, T.F. Lue, E.A. Tanagho, P. Alken // Urology Research. – 1989a. – 17(4) – P.213-217.
  112. Junemann, K.P. Update of vascular evaluation and interpretation in impotence [Text] / K.P. Junemann // Abstr.2 Int. Congress on Andrology, Turkey. – 1995. – L-3.
  113. Junemann, K.P. Current trends in corpus cavernosum EMG. Conclusions of the first international workshop on smooth muscle EMG recordings [Text] / K.P. Junemann, C. Buhrle, et al // Int.J.Impotense Res. – 1993. – Vol.5. – P.105-108.
  114. Junemann, K.P. Doppler-sonographic der Penis arterien [Text] / K.P. Junemann, M. Siegsmund // Urologe – /A/ – 1990. – Vol.29/3/. — P.113-119.
  115. Kadioglu, A. Evaluation of penile arterial system with color Doppler ultrasonography in nondiabetic and diabetic males [Text] / A. Kadioglu, T. Erdogrut // Eur.Urol. – 1995. – Vol.27. – P.311-314.
  116. Kaiser, F.E. Erectile dysfunction in the aging man [Text] / F.E. Kaiser // Med.Clin.North.Am. – 1999 – Sep:83(5):1267-1278.
  117. Karacan, I. Clinical value of noturnal erection in the prognosis and diagnosis of impotence / I. Karacan // Med. Aspects Hum.Sexual. – 1970 – Vol.4 – P.27-34.
  118. Karacan, I. Assessment of nocturnal penile tumescence as an objective method for evaluating sexual functioning in ESRD patients [Text] / I. Karacan, A. Dervent, et al // Dial.Transpl. – 1978. – №7. – P.872.
  119. Karacan, I. Erection cycle during sleep in relation to dream anxiety [Text] / I. Karacan, D. Goodenough, et al // Arch.Gen.Psychiat. – 1966. — №15. – P.183.
  120. Karacan, I. Sleep related penile tumescence as a function of age [Text] / I. Karacan, R. Williams, et al // Am.J.Psychiatr. – 1975. – №132. – P.932.
  121. Kastrup, J. Vasomotion in human skin before and after local heating recorded with laser Doppler flowmetry. A method for induction of vasomotion [Text] / J. Kastrup, J. Bulow, N.A. Lassen // Int. J. Microcirc. Clin. Exp. – 1989 – Vol.8(2) – P.205–15.
  122. Kedia, K.R. Penile plethysmography use in diagnosis of vasculogenic impotence [Text] / K.R. Kedia // Urology – 1983. – Vol.22. – P.235-240.
  123. Kempczinski, R.F. Role of the vasculardiagnostic laboratory in the evaluation of male impotence [Text] / R.F. Kempczinski // Amer.J.of Surgery – 1979. – №138. – P.278-282.
  124. Kim, N. Oxygen tension regulates the nitric oxide pathway, physiological role in penile erection [Text] / N. Kim, Y. Vardi, et al // J.Clin.Invest. – 1993. – Vol.91. – P.437-442.
  125. Kirkeby, H.J. Nocturnal penile tumescence and rigidity. Translation of data obtained from normal males [Text] / H.J. Kirkeby, A. Andersen, et al // Int.J.Impotence Res. – 1989. – Vol.1. – P.115-125.
  126. Knispel, H. Evaluation of vasculogenic impotence by monitoring of cavernous oxygen tension [Text] / H. Knispel, R. Andersen // J.Urol. – 1993. – Vol.149. – P.1276-1279.
  127. Kondo, T. In vivo recording of electrical activity of canine tracheal smooth muscle [Text] / H. Knispel, R. Andersen // Am.Physiol. – 1992. – Vol.72(1). – P.135-144.
  128. Krane, R.J. Medical progress: Impotence [Text] / R.J. Krane, I. Goldstein, et al // N.Engl.J.Med. – 1989. – Vol.321. – P.1648-1859.
  129. Kromann-Andersen, B. Cavernosometry: methodology and reproducibility with and without pharmacological agents in the evaluation of venous impotence [Text] / B. Kromann-Andersen, K. Nielsen, et al // Br.J.Urol. – 1991. – Vol.67. – P.517-521.
  130. Kropman, R.F. Evaluation of impotence. Diagnosis and treatment of carporal veno-occlusive dysfunction [Text] / R.F. Kropman // Pasmans Offsetdrukkerij B.V., Den Haag. – 1994. – P.74-90.
  131. Kropman, R.F. Analisis of continuous nocturnal penile rigidity measurements with the use of the RigiScan summary analysis software program [Text] / R.F. Kropman, R. Tegelaar, et al // Int.J.Impotence Res. – 1995. – Vol.7. – P.71-82.
  132. Krysiewicz, S. The role of imaging in the diagnostic evaluation of impotence [Text] / S. Krysiewicz, B.C. Mellinger // Am.J.Roentgenol. – 1989. – Vol.153(6). – P.1133-1139.
  133. Kvernmo, H.D. Oscillations in the human cutaneous blood perfusion signal modified by endothelium-dependent and endothelium-independent vasodilators [Text] / H.D. Kvernmo, A. Stefanovska, K.A. Kirkeboen, K. Kvernebo. // Microvasc. Res. – 1999. – Vol.57(3) – P.298–309.
  134. Laumann, E.O. The epidemiology of erectile dysfunction: results from the National Health and Social Life Survey [Text] / E.O. Laumann, A. Paik, R.C. Rosen // Int. J. ImpotRes. – 1999. – 11 (Suppl.l). – P.60–64.
  135. Lavoisier, P. Bulbocavernosus reflex: its validity as a diagnostic test of neurogenic impotence [Text] / P. Lavoisier, J. Proulx, F. Courtois, F. De Carufel // J.Urol. – 1989. – Feb;141(2). – P.311-4.
  136. Ledda, A. Vascular andrology [Text] / A. Ledda. – Berlin, New York : Springer-Verlag, 1997 – P.21-27.
  137. Lee, B. Standartization of penile blood flow parameters in normal men using intracavernous prostaglandin E1 and visual sexual stimulation [Text] / B. Lee, S.C. Sikka // J.Urology – 1993. – Vol.149. – P.49-52.
  138. Lerner, S.E. A review of erectile dysfunction: new insights and more questions [Text] / S.E. Lerner, A. Melman et al. // J.Urol. – 1993. – Vol. 149. – P.246-1255.
  139. Lewis, R.W. Corporal veno-occlusive dysfunction [Text] / R.W. Lewis // Sem.Urol. – 1990. — №8. – P.113-123.
  140. Lewis, R.W. Dynamic doppler sonography in the evaluation of penile erectile disorders [Text] / R.W. Lewis, B.F. King // Int.J.Impotence Res., Abst. – 1994. – Vol.6. (suppl.1). – A-30.
  141. Lizza, E.F. Definition and classification of erectile dysfunction: report of the Nomenclature Committee of the International Society of Impotence Research [Text] / E.F. Lizza, R.C. Rosen // Int.J.Impotence Res. – 1999. – Jun:11(3). – P.141-143.
  142. Lopez, J.A. Interpritation and quantification of penile blood flow studies using duplex ultrasonography [Text] / J.A. Lopez, M.A. Espeland, J.P. Jorow // J.Urology – 1991. – Vol.146. – P.1271-1275.
  143. Lue, T.F. Diagnosis. Role of duplex ultrasound [Text] / T.F. Lue, C.A. Broderick // The role of alprostadil in the diagnosis and treatment of erectile dysfunction : Proceedings of a symposium – Michigan, 1993. – P.98-107.
  144. Lue, T.F. Functional evaluation of penile veins by cavernosography in papaverine induced erection [Text] / T.F. Lue, H. Hricak, et al // J.Urol. – 1986. – Vol.135. – P.479-482.
  145. Lue, T.F. Vasculogenic impotence evaluated by high-resolution ultrasonography and polsed Doppler spectrum analysis [Text] / T.F. Lue, H. Hricak, K.W. Marich // Radiology – 1985. – Vol.155. – P.777-778.
  146. Lue, T.F. Physiology of erection and pharmacological management of impotence [Text] / T.F. Lue, E.A. Tanagho // J.Urol. – 1987. – Vol.137. – P.829-831.
  147. Massey, B.S. Mechanicks of fluids [Text] / B.S. Massey. – Wokingham, England: Van Nostrand Reinhold, 1983. – P.103.
  148. May, F. Das cavernosogramm [Text] / F. May, H. Hirtl. – Urol.Int. – 1955. – 2. – P.120.
  149. Mc Mahon, C.G. An attempt to standardize the pharmacological diagnostic screening of vasculogenic impotence with prostaglandin E1 [Text] / C.G. Mc Mahon // Int.J.Impotence Res. – 1995. – Vol.7. – P.83-90.
  150. Mc Mahon, C.G. The reliability of the papaverine test as a screening test for vascular disease in impotence [Text] / C.G. Mc Mahon // Int.J.Impotence Res. – 1990. – Vol. 2. – P.133-142.
  151. Mc Mahon, C.G. Predictive value of patient history and correlation of nocturnal penile tumescence, color Doppler ultrasonography and dynamic cavernosometry and cavernosography in the evaluation of erectile dysfunction [Text] / C.G. Mc Mahon, K. Touma // Intern.J.of Impotence Res. – 1999. – Vol.11. – P.47-51.
  152. Melaman, A. Evaluation of first 406 patients in urology department based center for male sexual dysfunction [Text] / A. Melaman, L. Tiefer, et al // Urology – 1988. – Vol.32. – P.6-10.
  153. Mellinger, B.C. Penile blood flow changes in the flaccid and erect state in potent young men measured by duplex scanning [Text] / B.C. Mellinger, E.D. Vaughan // J.Urology – 1990. – Vol.144. – P.894-896.
  154. Mendonca, E. Colour doppler sonography for evaluation of veno-occlusive dysfunction [Text] / E. Mendonca, C.B. Kardosh// Int.J.Impotence Res. Abst. – 1994. – Vol.6. (suppl.1) – D-64.
  155. Merckx, L. Electromyography of cavernous smooth muscle during Flaccidity: evaluation of technique and normal values [Text] / L. Merckx, R. de Bruyne, et al // Br.J.Urol. – 1993. – Vol.72. – P.353-358.
  156. Merckx, L. A consensus on the normal characteristics of corpus cavernosum EMG [Text] / L. Merckx, T. Gerstenberg, et al // Int.J.Impotence Res. – 1996. – Vol.8. – P.75-79.
  157. Metz, P. Penile blood pressure [Text] / P. Metz, J. Bengtsson // Scand.J.Urol.Nephrol. – 1981. – Vol.15. – P.161.
  158. Meuleman, E.J.H. The value of combined papaverine testing and duplex scanning in men with erectile dysfunction [Text] / E.J.H. Meuleman, B.L.H. Bemelmans // Int.J.Impotence Res. – 1990. – Vol.2. – P.87-98.
  159. Meuleman, E.J.H. Assessment of penile blood flow by duplex ultrasonography in 44 men with normal erectile potency in different phases of erection [Text] / E.J.H. Meuleman, B.L.H. Bemelmans // J.Urology – 1992. – Vol.147. – P.51-56.
  160. Meuleman, E.J.H. Comparison of the diagnostic value of pump and gravity cavernosometry in the evaluation of the cavernous veno-occlusive mechanism [Text] / E.J.H. Meuleman, H. Wijkstra, et al // J.Urol. – 1991. – Vol.146. – P.1266-1270.
  161. Michal, V. Phallarteriography in the diagnosis of erectile impotence [Text] / V. Michal, J. Pospichal // World J.Surg. – 1978. – №2 – P.239-48.
  162. Montorsi, F. The ageing male and erectile dysfunction [Text] / F. Montorsi, A. Salonia, F. Deho, A. Briganti, P. Rigatti // World J.Urol. – 2002. – May;20(1). – P.28-35.
  163. Montorsi, F. Morphodynamic assessment of penile circulation in impotent patients: the role of duplex and color Doppler sonography [Text] / F. Montorsi, F. Bergamaschi // Scand.J.Urol.Nephrol. – 1993. – Vol.27(3). – P.399-408.
  164. Montorsi, F. Improved minimally-invasive assessment of penile haemodynamics: the combination of color Doppler sonography and injection-stimulation test [Text] / F. Montorsi, G. Guazzoni, A. Bocciardi // Int.J.Impotence Res. – 1995. – Vol.7. – P.33-40.
  165. Morales, A. The role of nocturnal penile tumescence monitoring in the diagnosis of impotence: a review [Text] / A. Morales, M. Condra et al // J.Urol. – 1990. – Vol.143. – P.441-446.
  166. Morgan, R.J. The investigation of organic impotence [Text] / R.J. Morgan, J.P. Pryor // Br.J.Urol. – 1980. – Vol.52. – P.571-579.
  167. Mueller, S.C. Comparison of selective internal iliac pharmaco-angiography, penile brachial index and duplex sonography with pulsed doppler analysis for the evaluation of vasculogenic (arteriogenic) impotence [Text] / S.C. Mueller, H. Wallenberg-Pachaly, et al // J.Urology – 1990. – Vol.143. – P.928-932.
  168. Newman, H.F. Mechanism of human penile erection [Text] / H.F. Newman, Norhup // Invest.Urol. – 1964. – Vol.1. – P.350.
  169. Nicoll, P.A. Vascular patterns and active vasomotion as determiners of flow through minute vessels [Text] / P.A. Nicoll, R.L. Webb. // Angiology. – 1955. – 6. – P.291–303.
  170. NIH Consensus Development Panel of Impotence. Impotence [Text] // J.A.M.A. – 1993. – Vol.270. – P.83-90.
  171. Ohlmeyer, P. Periodische Vorgange in Sorlaf Pflugers [Text] / P. Ohlmeyer, H. Brilmayer, H. Hullstrung. // Arch. – 1944. – Vol.248. – P.559-60.
  172. Padma-Nathan, H. Diagnosis: the role of pharmacocavernosometry and pharmacocavernosography [Text] / H. Padma-Nathan, et al // The role of alprostadil in the diagnosis and treatment of erectile dysfunction, Proceeding of a Symposium : Michigan, 1993. – P.78-83.
  173. Padma-Nathan, H. Neurologic evaluation of erectile dysfunction [Text] / H. Padma-Nathan // Urol.Clin.North.Am. – 1988. – Feb;15(1). – P.77-80.
  174. Parving, H. Haemodynamic factors in the genesis of diabetic microangiopathy [Text] / H. Parving, G. Viberti, et al // Metabolism – 1983. – №32. – P.943.
  175. Pliskow, R.J. Corpus cavernosography in acute “fracture” of the penis [Text] / R.J. Pliskow, R.K. Ohme // A.J.R. – 1979. – Vol.133. – P.331-339.
  176. Porst, H. Relevance of dynamic cavernosography to the diagnosis of venous incompetence in erectile dysfunction [Text] / H. Porst, H. Ahlen, W. Vahlensieck // J.Urol. – 1987. – Vol.137. – P.1163.
  177. Porst, H. Vergelich von papaverin-induzierter Doppler-sonographie und angiographie in der diagnostic dererektilen dysfunction [Text] / H. Porst, H. Van Ahlen, Koster // Urologe.A. – 1998. – Vol.27. – P.8.
  178. Pryor, J.P. Erectile dysfunction: overview of diagnostic methods [Text] / J.P. Pryor // The role of alprostadil in the diagnosis and treatment of erectile dysfunction. Proceeding of a symposium : Michigan, 1993 – P.51-58.
  179. Puech-Leao, P. Gravity cavernosometry – a simple diagnostic test for cavernosal incompetence [Text] / P. Puech-Leao, S. Chao, et al // Br.J.Urol. – 1990. – Vol.65. – P.391-394.
  180. Puyau, F.A. Corpus cavernosography: pressure flow and radiography [Text] / F.A. Puyau, R.W. Lewis // Invest.Radiol. – 1983. – №18. – P.517-522.
  181. Quam, J.P. Duplex and color Doppler sonographic evaluation of vasculogenic impotence [Text] / J.P. Quam, B.F. King, E.M. James, R.W. Lewis // Am.J.Roengenol. – 1989. – Vol.153. – P.1141-1144.
  182. Raifer, J. Correlation between penile angiography and duplex scanning of cavernous arteries in impotence men [Text] / J. Raifer, V. Canan, F. Dorey // J.Urology – 1990. – Vol.143. – P.1128-1131.
  183. Rosen, R.C. The international index of erectile function (IIEF): a multidimensional scale for assessment of erectile dysfunction [Text] / R.C. Rosen, A. Riley, G. Wagner, I.H. Osterloh, J. Kirkpatrick, A. Mishra // Urology – 1997. – №49. – P.822-830.
  184. Sasso, F. Progress in corpus cavernosum electromyography (CC-EMG) – Third international workshop on corpus cavernosum electromyography (CC-EMG) [Text] / F. Sasso, C. Stief, et al // Int.J.Impotence Res. – 1997. – Vol.9. – P.43-45.
  185. Sattar, A.A. Cavernous oxygen tension and smooth muscle fibers: relation and function [Text] / A.A. Sattar // J.Urol. – 1995. – Vol.154. – P.1736-1739.
  186. Sattar, A.A. Correlation of nocturnal penile tumescence monitoring duplex ultrasonography and infusion cavernosometry for the diagnosis of erectile dysfunction [Text] / A.A. Sattar, D. Wery, et al // J.Urol. – 1996. – Vol.155. – P.1274-1276.
  187. Schwartz, A.N. Assessment of normal abnormal erectile function: color doppler flow sonography versus conventional techniques [Text] / A.N. Schwartz, M. Lowe // Radiology – 1991. – Vol.180(1). – P.105-109.
  188. Schwartz, A.N. Evaluation of normal erectile function with color flow Doppler sonography [Text] / A.N. Schwartz, K.Y. Wang, L.A. Mack // Am.J.Roengenol. – 1989. – Vol.153. – P.1155-1159.
  189. Seagraves, K. Use of sexual history to differentiate organic from psychogenic impotence [Text] / K. Seagraves, R. Segraves, et al // Atch.Sex.Behav. – 1987. – №16. – P.125-137.
  190. Shabsigh, R. Evaluation of vasculogenic erectile impotence using penile duplex ultrasonography [Text] / R. Shabsigh, I.J. Fishman // J.Urology – 1989. – Vol.142(6) – P.1469-1474.
  191. Shabsigh, R. Comparison of penile duplex ultrasonography with nocturnal penile tumescence monitoring for the evaluation of erectile impotence [Text] / R. Shabsigh, I.J. Fishman, et al // J.Urol. – 1990. – Vol.143. – P.924-927.
  192. Shahani, B. R-R-interval variations and the sympatic skin response in the assessment of autonomic functions in peripheral neurography [Text] / B. Shahani, T. Day, et al // Arch. Of Neur. – 1990. – №47. – P.659-664.
  193. Shirai, M. Hemodinamic mechanism of erection in the human penis [Text] / M. Shirai, Ishii, et al. // Archives of Andrology – 1978. – №1. – P.345-349.
  194. Schmid-Schonbein, H. Synergetic Interpretation of Patterned Vasomotor Activity in Microvascular Perfusion: Descrete effects of Myogenic and Neurogenic Vasoconstriction as well as Arterial and Venous Pressure Fluctuations [Text] / H. Schmid-Schonbein, S. Ziege, R. Grebe et al. // Int.J.Microcir. – 1997. – Vol.17. – P.346-459.
  195. Stefanovska, A. Wavelet analysis of oscillations in the peripheral blood circulation measured by laser Doppler technique [Text] / A. Stefanovska, M. Bracic, H.D. Kvernmo. // Trans. Biomed. Eng. – 1999. – Vol.46(10). – P.1230–39.
  196. Stefanovska, A Physics of the human cardiovascular system [Text] / A. Stefanovska, M. Bracic. // Contemp. Phys. – 1999. – Vol.40(1) – P.31–55.
  197. Stief, C.G. Electrical and mechanical activity of isolated strips from rabbit penile corpus cavernosum [Text] / C.G. Stief, C. Hoppner, et al // Int.J.Impotence Res. – 1992. – Vol.4, suppl. 2. – A36.
  198. Stief, C.G. SPASE (Single potential analysis of cavernous electric activity) – a possible diagnosis of autonomic cavernous dysfunction and of cavernous smooth muscle degeneration [Text] / C.G. Stief, W. Thon, et al // J.Impotence Res. – 1990. – Vol.2, (suppl 2). – P.91-96.
  199. Struyven, J. Selective pudendal arteriography [Text] / J. Struyven, W. Gregoir, et al. // Europ.Urology – 1979. – Vol.5. – P.233-242.
  200. Sumpio, B.E. Hemodynamic forces and vascular cell biology [Text] / B.E. Sumpio – Boca Raton (FL), CRC Press, 1993.
  201. Tarhan, F. Cavernous oxygen tension in the patients with erectile dysfunction [Text] / F. Tarhan, U. Kuyumcuoglu, et al // Int.J.Impotence Res. – 1997. – Vol.9. – P.149-153.
  202. Vardi, Y. Intracavernous PO2 response to vasoactive drugs as an indicator of corporal vascular dysfunction [Text] / Y. Vardi, S. Lidgi, et al // Int.J.Impotence Res. – 1990. – Vol.2, (suppl.2) – P.242-243.
  203. Velcek, D. Penile flow index utilizing a doppler pulse wave analysis to identify penile vascular insufficiency [Text] / D. Velcek, K.W. Sniderman // J.Urology – 1980. – Vol.123. – P.669-673.
  204. Velcek, D. Cavernosography [Text] / D. Velcek, J. Evans // Radiology – 1982. – Vol.144. – P.781-785.
  205. Virag, R. Intracavernous injection of papaverine for erectile failure [Text] / R. Virag // Lancet – 1982. – Vol.2. – P.938.
  206. Virag, R. Corporal veno-occlusive dysfunction, diagnosis and treatment [Text] / R. Virag // Lecture at the 5th International Meeting of Andrology, June 4-5 Rome,1993.
  207. Virag, R. Intracavernous injection of papaverin as a diagnostic and therapeutic method of erectile failure [Text] / R. Virag, D. Frydman, M. Legman // Angiology – 1984. – Vol.35. – P.79.
  208. Virag, R. L’utilisation de l’erection passive dans l’exploration de l’impuissance d’origine vasculaire [Text] / R. Virag, M. Legman, et al. // Contraception, Fertile.Sexualite – 1978. – №7. – P.707.
  209. Wagner, G. Contractility of myometrical transplants [Text] / G. Wagner // In:Physiology and Genetics of Reproduction, part B, New York, 1975.
  210. Wagner, G. Human in vivo studies of electrical activity of corpus cavernosum [Text] / G. Wagner, T. Gerstenberg // J.Urol. – 1998. – Vol.139. – P.139-327.
  211. Wagner, G. Blood flow measurement by the clearance method in the human corpus cavernosum in the flaccid and erect states [Text] / G. Wagner, A. Unrenholdt // Presented at the First International Conference of Vasculogenic Impotence, New York, 1978.
  212. Wein, A. Expansion without significant rigidity during nocturnal penile tumescence testing: potential source of misinterpretation [Text] / A. Wein, R. Fishkin, et al // J.Urol. – 1981. – Vol.126. – P.343-344.
  213. Weiske, W. Epidemiology and diagnostics of erectile dysfunction [Text] / W. Weiske – Penile disorders – «H.Porst» – 1996. – P.104-123.
  214. Wespes, E.M. Cavernosometry-cavernosography: its role in organic impotence [Text] / E.M Wespes, C. Delcour, et al // Eur.Urol. – 1984. – Vol.10. – P.229-232.
  215. Wespes, E.M. Guidelines on erectile dysfunction [Text] / E.M. Wespes, E. Amar, D. Hatzichristou, F. Montorsi, J. Pryor, Y. Vardi // Eur. Urol. – 2002. – Jan;41(1). – P.1-5.
  216. Wespes, E.M. Pharmacocavernosometry-cavernosography in impotence [Text] / E.M. Wespes, C. Delcour, et al // Br.J.Urol. – 1986. – Vol.58. – P.429-433.
  217. Wespes, E.M. Role of the bulbocavernosus muscles on the mechanism of human erection [Text] / E.M. Wespes, M.C. Nogueira, et al // Eur.Urol. – 1990. – Vol.18. – P.45-48.
  218. Zorgniotti, A.W. Auto-injection of corpus cavernosum with a vasoactive drug combination for vasculogenic impotence [Text] / A.W. Zorgniotti, R.S. Lefleur // J.Urology – 1985. – Vol.133. – P.39-41.
  219. Zorgniotti, A.W. Arteriogenic impotence [Text] / A.W. Zorgniotti, T.F. Lue // Contemporary management of impotence and infertility. Ed. Tanagho. / Williams and Wilkins – Baltimore,1998 – chapter 14. – P.160-161.
Scroll Up